Главная / Культура / Александр Панайотов: «Я был брошенным человеком»

Александр Панайотов: «Я был брошенным человеком»

Победа в номинации «Певец года»

Получив сообщение от «ЗД» о победе в номинации «Певец года», Александр Панайотов, снедаемый нешуточными подозрениями и сомнениями, очень дотошно и долго выяснял, насколько «это все правдиво».

Александр Панайотов: "Я был брошенным человеком"

— Честно говоря, я даже не предполагал такого результата. Да, видел, что в номинации, но ты же знаешь, как у нас обычно все делается: на манеже все те же. Естественно, я думал, что меня туда записали либо просто так, для массовки, либо из жалости, либо по чьей-то просьбе — того же Лепса. Не знаю… Я уже давно смирился с этой участью, с мыслью, что все премии не про меня, возможно. Так что все это как снег на голову. Поэтому и хочу переспросить, насколько это все реально.

— Если перефразировать известное высказывание киногероя Мэла Гибсона, «реальнее не бывает»! Уж не знаю, как еще тебя убедить…

— Очень важно, чтобы это все было реально и правдиво.

— Есть один нюанс — активность фан-клубов во время голосования. Мы здесь бессильны что-либо изменить, осадить, воспрепятствовать неуемной активности. С другой стороны, если у артиста есть мощный фан-клуб, это уже говорит о степени его популярности и востребованности. Похоже, твои болельщики, как и ты, тоже долго ждали победного часа…

— Нет слов! Одни эмоции! Повторюсь, не ожидал.

— В конце концов, те же Билан, Лазарев тоже долго и многотрудно пробивались вопреки всему, пока их не стали величать «вечными». Уж не говорю про Земфиру, «Мумий Тролля», «Ночных Снайперов»… Можно многих повспоминать, раз на то пошло… Надо сказать, что «второе пришествие» после «Голоса» резко изменило твои акции и вес на музыкальной сцене, о тебе заговорили как о серьезном игроке…

— И это первая моя такая премия за 15 лет творческой карьеры! Но за последний год у меня действительно произошла масса всего невероятного. Прежде всего первый сольный концерт в «Крокусе», аншлаговый. Это запомнится надолго! Запомнились, конечно, и все эти фестивали, на которые стали так резко приглашать, эфиры. В этом году я объездил, кажется, все что можно: от «Славянского базара», на который меня не приглашали сто лет, до «Жары» и «Новой волны», на которой я тоже был впервые… Конечно, чувствую патронаж Григория Лепса, работая в его продюсерском центре. Возможно, некоторые люди вынуждены теперь считаться с фактом моего присутствия. Но все это, конечно, нужно подкреплять творчеством, песнями, новым материалом. Светлану Лободу ведь тоже никто не жаловал, пока не вышли ее железобетонные хиты.

— И все неожиданно открыли для себя, как ты роскошно поешь!

— Я бы очень хотел на это надеяться. Важно, чтобы люди понимали и эту сторону вопроса.

— А как обстоят дела с железобетонными хитами, которые ты только что упомянул в контексте чудной Лободы?

— У Григория Лепса, который сейчас мой продюсер, есть «чуйка» на все это. И у него это получается, по крайней мере, в том, что касается его лично. А я все-таки не начинающий персонаж, и со мной, видимо, сложнее. У меня есть свои прошлые железобетонные хиты — «Необыкновенная», «Лунная мелодия» Кима Брейтбурга из мезозойского, как я его называю, периода. (Смеется.) Есть мои более поздние вещи, например «Непобедимый», который тоже прогремел. А сейчас уже и новые песни получили хороший резонанс — та же «Чувствую тебя»… Только что записал новую песню «Черные нити», которая, надеюсь, будет иметь успех. Мы с Григорием Викторовичем очень тщательно подходим к этому вопросу, но не все просто — он меня склоняет к одному, я его — к другому, в итоге получается вообще что-то третье. Мы находимся в постоянном процессе. Он отслушивает огромное количество материала, осмысливает его, советует, что и как сделать, пытается мне объяснить, что нужно зрителю сейчас, склонить к тому, что я не пел раньше. Он обладает, конечно, даром убеждения, но и не гнет палку. Если я говорю свое «нет», он редко настаивает, старается деликатно вникать в мои аргументы и мотивы. Он не играет в Карабаса-Барабаса. И от такого сотрудничества одни плюсы. У меня наконец сформировалась команда музыкантов, моя броня, моя стена! Мы объездили 30 городов в замечательном туре, давно у меня такого не было. Гриша — великий человек, хотя и не может в полной мере называться продюсером, потому что он сам прежде всего большой артист, он безумно занят, у него плотный график.

— А что все-таки хочет слепить из тебя Лепс, раз он твой продюсер? Ты это понимаешь?

— Понимаю. Он видит меня стадионным артистом, маленьким подобием себя, только немножко в другом формате, более молодом. Он знает свою аудиторию, пытается объяснить мне, что правильнее. Для меня это тоже эксперимент. Некоторые песни я беру в репертуар, понимая, что нет плохих песен, а есть плохое исполнение, прочтение. Из любой песни можно сделать конфетку. Это интересно. С другой стороны, у меня сформировалась аудитория, которая полюбила меня с другими песнями, более возвышенными, романтичными. И тут уже я пытаюсь что-то Грише внушить. Так мы и пытаемся найти что-то среднее между ним и мной… Но большое спасибо, что он хотя бы думает обо мне. Всю жизнь я был каким-то брошенным человеком, а у Лепса есть цель. Хотя наверняка ему уже не раз сказали: зачем тебе это нужно?

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник

Прокрутить до верха