Главная / Культура / «Дима Марьянов нашел женщину четкую, понимающую, поющую»

«Дима Марьянов нашел женщину четкую, понимающую, поющую»

Поднявшийся выше радуги

15 октября не стало 47-летнего актера Дмитрия Марьянова. Он потерял сознание в тот момент, когда находился с друзьями на подмосковной даче. А потом умер по дороге в больницу. По предварительной информации, из-за того что оторвался тромб. Событие страшное, артисты, поклонники Дмитрия в шоке — как это могло случиться с таким, в общем-то, еще молодым мужчиной?

«Дима Марьянов нашел женщину четкую, понимающую, поющую»

Он увлекался дайвингом, спускался под лед Байкала, гонял на мотоцикле и роликовых коньках. Вся страна наблюдала за его дуэтом с фигуристкой Ириной Лобачевой в телешоу «Ледниковый период», а потом фантазировала по поводу их личной жизни. В школьные годы чудесные Дима занимался хореографией и акробатикой, сам пошел в школу с театральным уклоном. Откуда что взялось? Поди разберись. Отец — рабочий, мама — бухгалтер (она тоже рано умерла, десять лет назад).

Все складывалось так счастливо. Кино с юных лет, о чем мечтают многие подростки, учеба в Щукинском театральном училище и параллельно работа в театре «Ученая обезьяна», а потом — звездный «Ленком», где по меркам этого коллектива у Дмитрия был огромный репертуар, участие в спектаклях, о которых знает вся страна, — «Юнона» и «Авось», «Бременские музыканты», «Королевские игры», «Варвар и еретик», «Две женщины». Но в 2003 году он покинул «Ленком». Ходили слухи, что не явился на спектакль, на звонки не отвечал, пришлось искать срочную замену. Ну и меры последовали незамедлительные. Позднее были уже антрепризные спектакли, с которыми ездил по всему миру.

В кино у Дмитрия Марьянова едва ли не 80 ролей, и все лучшее было все-таки в начале пути, в 1980–1990-е. Красивое начало — яркое, многообещающее, столько надежд. Дебютировал на Одесской киностудии у молодого режиссера Валерия Федосова в картине «Была не была», а дальше — встреча с самим Хилом! Так звали Георгия Юнгвальда-Хилькевича, за плечами которого уже были «Опасные гастроли» с Высоцким, «Д’Артаньян и три мушкетера», «Ах, водевиль, водевиль…». 14-летний Дима сыграл у него Алика Радугу в картине «Выше радуги», и всю свою жизнь для многих поколений зрителей он ассоциировался именно с этой ролью. Школьную тему продолжила «Дорогая Елена Сергеевна» Эльдара Рязанова, неожиданная для самого мэтра. Дмитрий сыграл отличника, взявшего вместе с другими учениками в осаду учительницу в исполнении Марины Нееловой. А потом была тонкая, нежная и жесткая «Любовь» Валерия Тодоровского, где он встретился на площадке с начинающим Евгением Мироновым. Вместе они работали и в малобюджетном и по-своему революционном «Змеином источнике» Николая Лебедева. Одной из лучших в биографии Дмитрия осталась встреча с Сергеем Урсуляком в «Русском регтайме». И все это лихие 90-е, когда многие актеры умирали без работы.

Коллеги его любили: артист талантливый и человек хороший. Режиссер Николай Лебедев мечтал еще с ним поработать. А теперь ему осталось только сказать: «Димка! Прекрасный мой друг, мой замечательный артист! Веселый, отзывчивый, озорной, умный, такой настоящий! Мы же еще столько хотели…»

В последние годы Дмитрий Марьянов снимался в основном в сериалах, и завершил его недолгую жизнь один из них — «Вышибала». Теперь, уже после его ухода, мы, наверное, увидим «Дорогу из желтого кирпича» Екатерины Шагаловой, где у него главная роль, и российско-украинский фильм «Операция Мухаббат» Олега Фомина, события которого происходят в 80-е, связаны с войной в Афганистане, а у Дмитрия там роль Горбачева. Работа над фильмами еще не закончена, и каким образом будет завершена в его отсутствие, сказать сложно. Сколько могло быть и сколько не случилось. Кино расточительно по отношению к своим главным героям.

АЛЛА СУРИКОВА: «В НЕМ БЫЛА МУЖСКАЯ ХАРИЗМА»

В ноябре 2015 года Дмитрий Марьянов приезжал со своей женой Ксенией и дочкой Анфисой в Тулу на кинофестиваль комедий «Улыбнись, Россия!», которым руководит кинорежиссер Алла Сурикова. Тогда ему вручили приз за талантливое исполнение нового образа полицейского XXI века в картине «Норвег» Алены Званцовой. В ответ Дмитрий вместе со своей семьей исполнил на сцене песню. В трагический день, когда этот талантливый актер ушел из жизни, мы вспоминаем о нем с кинорежиссером Аллой Суриковой в Туле на очередном фестивале комедии.

— Я должна была снимать российско-китайскую картину «Сотворение любви»,— говорит Алла Ильинична,— Димочка пробовался на роль мальчика, в которого влюблена девочка, и они встретились спустя годы. Он был такой пластичный, танцевал, кувыркался. Но картина так и не состоялась, потому что один из продюсеров, когда мы приехали в Китай, не вылезал из заведения, где пить можно было столько, сколько хочешь: плати за вход, а потом все к твоим услугам. И он провалил эту историю, хотя с китайской стороны участвовал крепкий и хороший продюсер.

— Это было в 90-е годы. А позже?

— Потом мы встречались с Димой на пыльных дорожках кинематографических планет. Я всегда следила за ним, увидела, что он обрел любимую семью. И дальше, когда у нас был фестиваль, мы пригласили Диму и вручили ему премию. А он вышел на сцену со всей своей семьей. Я посмотрела на его жену и подумала о том, что в основном артисты его возраста женятся на длинноногих блондинках.

Но Дима нашел женщину совсем другую — четкую, понимающую его, поющую. Дима говорил, что они много лет живут вместе. По крайней мере, девочка называла его папой и любила. Они были счастливы и влюблены друг в друга. Было от них ощущение светлой радости. Если верить желтой прессе, то свое Дима отгулял, были у него какие-то загулы и выгулы, но обретение фундамента в виде семьи сделало его совершенно другим. И он так этому радовался и с такой артистичностью пел вместе с женой и дочкой! Это было так красиво, приятно и трогательно!

— Когда вы в последний раз видели Диму?

— В кино Дима в основном ловил бандитов. Поэтому начальник управления МВД России по Тульской области, генерал-майор полиции Сергей Галкин, вручил ему на нашем фестивале спецприз— щит и меч. Это было признание за создание положительного имиджа сотрудника правоохранительных органов. Это была наша последняя встреча с Димой Марьяновым.

Узнав о том, что у него оторвался тромб, я подумала: как часто сегодня у молодых людей это происходит. Антон Барщеский тоже умер из-за того, что оторвался тромб. Он даже моложе Димы был. Что это? Каким образом должны проверяться люди, не только молодые, но и пожилые, чтобы понимать, что неожиданная смерть не застанет их в дороге? Тромб сидит где-то в сосуде, ведет себя до поры до времени тихо— оторвется он или нет? Нельзя ли с ним договориться заранее, чтобы он пошел куда-нибудь в другое место? Какая-то очень грустная история. Очень жаль Диму.

Я все время вспоминала нашу первую встречу, думала о том, что если появится роль, достойная его таланта и внешних данных, то с удовольствием с ним поработаю. В нем была мужская харизма, открытое обаяние.

***

Кинорежиссер Виталий Манский «Ребенок не может умереть!»

Кинокарьера Дмитрия Марьянова началась в юном возрасте, когда он учился в театральной школе: в 1985 году был приглашен знаменитым режиссером Георгием Юнгвальдом-Хилькевичем («Д’Артаньян и три мушкетера», «Опасные гастроли», «Ах, водевиль, водевиль…») в картину «Выше радуги». Диме было 14 лет. На съемках этого фильма с Димой и познакомился тогда еще студент ВГИКа, а ныне документалист с мировым именем Виталий Манский.

— Вы познакомились с Дмитрием, когда он был юным мальчиком, на картине «Выше радуги». Каким он вам запомнился?

— Это был далекий 1985 год, счастливое время, сопряженное с собственной молодостью и производственной практикой студента ВГИКа на Одесской киностудии, летней трехмесячной командировкой в Таллин. Там в картине «Выше радуги» у Юнгвальда-Хилькевича и снимался 13–14-летний Дима Марьянов. И в последующем мы много с ним встречались в театре, на кинотусовках, фестивалях и просто на улице. Так случилось, что вся его профессиональная жизнь прошла у меня на глазах и воспринималась сквозь призму нашей первой встречи. То есть я всегда воспринимал его в качестве ребенка. Поэтому всегда удивляло, когда я видел Диму в ролях типа Рэмбо, героев-любовников, персонажей мужественного проявления. Для меня он всегда оставался ребенком. Потому и сообщение о его смерти совершенно не вписывается в мое представление о Диме: ребенок не может умереть. Вот такой парадокс и такая несправедливость.

— А что особенного приметил в подростке из театральной школы Георгий Юнгвальд-Хилькевич, что пригласил сниматься в кино?

— Дима действительно учился в театральной школе. Был очень открытый и контактный парень с искренним лицом, достойно и естественно вел себя со взрослыми людьми, не заигрывал с ними, но и не дистанцировался. Жизнь в киноэкспедиции особая — кинематографисты понимают, о чем я говорю. Но его присутствие во взрослых компаниях никого не напрягало, не усложняло вольную экспедиционную жизнь. Понятно, что Дима не уходил учить уроки после съемок, а проводил время с нами.

Потом уже мы встречались, когда он стал взрослым человеком. Хорошо помню тот день, когда он поступил в Щукинское училище, и мы пошли вместе выпить кофе. Он рассказывал о своих экзаменах. В последний раз мы случайно встретились в этом году в аэропорту Риги. Я летел в Прагу на кинофестиваль, а у Димы были спектакли в Латвии, и он тоже летел в Прагу. Мы договорились встретиться, и в тот же день это случилось в центре Праги. Не могу сказать, что мы были близкими друзьями. Но, как стало очевидно во время нашей недавней встречи, мы следили за судьбой друг друга, хотя и на дистанции.

Вечерняя рассылка лучшего в «МК»: подпишитесь на наш Telegram-канал

Смотрите фоторепортаж по теме:

Жизнь и роли Дмитрия Марьянова: кадры семейного счастья и съемок

«Дима Марьянов нашел женщину четкую, понимающую, поющую»

21 фото

Источник

Прокрутить до верха