Главная / Экономика / Экономист Андрей Белых: от Октябрьской революции –  до нового НЭПа, рускоина и бенкоина. ФАН-ТВ

Экономист Андрей Белых: от Октябрьской революции –  до нового НЭПа, рускоина и бенкоина. ФАН-ТВ

Все последние 25 лет, прошедшие с момента распада СССР, состояние российской экономики и методы ее преобразования остаются предметом множества споров как в России, так и за рубежом. Определить проблемы современного экономического уклада страны можно, лишь разобравшись в переплетении внешних, внутренних факторов и исторического опыта. Как экономисты оценивают драматичные социально-политические потрясения 1917 года и их влияние на современное состояние российской экономики? Ответ на эти вопросы вместе с корреспондентом ФАН-ТВ искал доктор экономических наук, сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России Андрей Белых.

– Недавно вся страна наблюдала за тем, как вскрывается капсулы с посланием потомков. И что там поразило, так это степень веры людей в то, что социалистические идеалы будут жить спустя столетие. Мы действительно могли бы прийти к этому, у нас были шансы?

– Основная проблема, с которой столкнулись революционеры, – это то, что классическая модель коммунизма как безденежного централизованного управляемого хозяйства оказалась менее эффективной, чем рыночная экономика, которая обладает своими недостатками. Но, как говорится, демократия – это плохая система, но все остальные – еще хуже. Того социализма, о котором писал Маркс и о котором до 1971 года писал Ленин, – такого социализма по-настоящему построить было нельзя. И китайцы потому и обеспечили экономический рост, что они обратились к капиталистическим методам хозяйствования. При всей риторике, при всей власти коммунистической партии они просто нормально делают обычную капиталистическую экономику с сильным государством. Оказалось, что именно рынок при всех его отрицательных свойствах обеспечивает тот рост, ради которого происходит все экономическое развитие.

– Чему учит нас то, о чем вы рассказали, этот опыт?

– Этот опыт нас учит простой вещи, что по-прежнему верна мысль товарища Сталина о том, что мы отстали от передовых стран на 50 лет. Либо мы пробежим это расстояние за 10 лет, либо нас сомнут.

– То есть, вы согласны с теми, кто утверждает, что последние 25 лет Россия упустила много возможностей для прорыва и, например, по политическому, экономическому укладу вернулась к состоянию начала XX века?

– Наверное, это не так. Во-первых, скорость экономического роста необязательно зависит от того или иного уклада, на эту тему можно много говорить. А во-вторых, я бы не говорил о последних 20-ти годах. В 1970-е годы была упущена возможность развития компьютеризации. Мы свой первый компьютер создали практически через 3-4 года после американцев. Возврата к укладу пока не произошло, начало века как раз было периодом достаточно бурного роста. В Японии стагнация, тем не менее, люди живут неплохо. То есть, само по себе отсутствие роста в стандартных экономических показателях – это не всегда показатель того, что люди продолжают плохо жить, или у них что-то происходит. И потом, падение роста у нас все-таки не 25 лет. Замедление роста произошло буквально в последние годы.


            Экономист Андрей Белых: от Октябрьской революции –  до нового НЭПа, рускоина и бенкоина. ФАН-ТВ

– Каковы причины?

– Причины довольно просты. Исчерпание традиционной модели, традиционных источников роста. Сырьевая модель в связи с падением цен на нефть перестала маскировать все проблемы отсутствия структурных изменений и отсутствия динамически развивающихся секторов, отсутствия внимания к высокотехнологичным отраслям и так далее.

– Тогда к какой экономической модели Россия должна двигаться сегодня?

– Можно говорить о новом НЭПе. Разрешить всем, кто занимается цифровой экономикой, гораздо больше, чем им разрешено сейчас. В 20-е годы же была прекрасная шутка, когда издали закон о неприкосновенности вкладов, проводили специальное исследование среди предпринимателей, понесут ли они деньги в банки. И один из предпринимателей честно сказал: «Никто не понесет в ваши банки». «Почему?» – его спросили. «А у вас есть закон о неприкосновенности вкладов, но у вас нет закона о неприкосновенности вкладчика». Поэтому какой же, говорит, смысл [нести] деньги в ваш банк? Всем просто нужно честно жить и работать, а руководителям надо все-таки поднапрячься и выработать какую-то программу развития с помощью серьезных экономистов, в том числе, историков. Я бы сделал, например, по любому закону историческую экспертизу – как есть экологическая экспертиза, экспертиза безопасности. А я бы ввел историческую экспертизу, чтобы к любому закону прикладывалась справка, были ли такие законы в других странах, были ли такие законы в Российской Империи, в Советском Союзе и в современной России, и к чему привело применение этих законов. Тогда, может быть, мы от большого количества глупостей бы избавились. В Российской Империи в кредитных комитетах до 50 % людей были не сотрудники банков. Нобель был членом кредитного комитета петербургской конторы Государственного банка и рассматривал кредиты, в том числе, нефтяникам, и при этом не считалось, что он будет их топить, чтобы развивать свой бизнес. Должна быть независимая экспертиза в банках, например. Руководству полезно понимать, что при законодательстве нужно опираться на сведущих людей. Другие дело, что вопрос отбора сведущих людей требует наличия сведущих людей среди тех, кто отбирает, а это, как известно, самая большая проблема.

Смотрите также: Криптоиндустрия и блокчейн на службе у государства: эксперт рассказал, как это поможет россиянам. ФАН-ТВ


            Экономист Андрей Белых: от Октябрьской революции –  до нового НЭПа, рускоина и бенкоина. ФАН-ТВ

– То есть, вы за легализацию криптовалюты, за внедрение системы блокчейн в российскую экономику?

– Как только криптовалюта докажет свою полезность и содержательность, по-настоящему докажет, Федеральные резервные системы США придумают свою криптовалюту под названием «бенкоин» и заменят все остальные криптовалюты, потому что ни одно сильное правительство не потерпит, чтобы бизнес шел в одной валюте, а налоги собирались в другой валюте. Этот вопрос на прошлом Гайдаровском форуме я задал Ольге Скоробогатовой, которая в ЦБ отвечает за криптовалюты. И она так сказала: «Мы думаем, мы размышляем». Не может быть двух валют. Есть закон биметаллизма: одна валюта вытесняет другую. Либо мы говорим, что рубль переходит на блокчейн, и это возможно. Либо мы говорим о том, что мы придумываем там свой какой-нибудь рускоин.

– Сегодня все говорят о крипторубле.

– Это тоже возможно. Но для этого нужно понять уровень цифровизации и уровень понимания того, что происходит в России. Большому количеству людей России все-таки желательно иметь хотя бы рубль, им не до криптовалюты. Но при этом мобильные телефоны есть практически у всех, а пользование Интернетом есть не у всех. Государству нужно заниматься тем, что просто-напросто развивать средства коммуникации, чтобы все могли в любой точке России войти в Интернет и посмотреть курс крипторубля. Тогда уже будет шанс на какое-то дальнейшее обсуждение.

Смотрите также: Майнинг-ферма и другие взрослые игры: блокчейн-выставка в Москве вызвала бум интереса. ФАН-ТВ

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

Источник

Прокрутить до верха