Главная / Культура / Перерождение человека к лучшему возможно: Будда посетил Россию

Перерождение человека к лучшему возможно: Будда посетил Россию

Новое произведение поэта Александра Сенкевича

Знаток Индии и ее тайн поэт Александр Сенкевич, автор захватывающей книги о Елене Блаватской, ныне покорил просвещенных и любознательных читателей новым произведением «Будда», изданным в серии «Жизнь замечательных людей». В рецензии Валерия Андросова, профессора, директора Института востоковедения РАН, дана высокая оценка книге: «Благодаря столь живописному перу Александра Сенкевича, ученого, писателя и поэта, читатель знакомится с чудом, которым была Древняя Индия».

Перерождение человека к лучшему возможно: Будда  посетил Россию

Свободно и вдохновенно входя в пределы мистического и реального миров, он оживляет Древнюю Индию и уверенно проникает в сознание ее гения, чье явление людям состоялось 2,5 тысячи лет назад. Настоящих поэтов природа одаряет живым воображением и сверхчувствительностью, а еще отзывчивым сердцем.

У Александра Сенкевича в художественном познании Древней Индии есть великий предшественник в русской литературе — Николай Гумилев, человек огромного таланта и трагической судьбы. В минуты вдохновения он своим поэтическим воображением вызывал из небытия своих друзей и единомышленников, и среди них, конечно, был Будда, мыслитель из далекого прошлого: «И даже Будда начал шевелиться/И понюхать розу попросил». Для Александра Сенкевича творчество и личность Николая Гумилева — одна из величайших вершин Серебряного века. Вот почему он неоднократно цитирует его стихи в своей книге.

Александр Сенкевич, писатель и ученый, давно приобщился к образу Будды. В буддийских монастырях Северной Индии и Непала он жил подолгу. Жизнь и уклад буддистов он знает не только из книг. Русский поэт непосредственно от тибетских монахов воспринял личность Первоучителя, его учение и нелегкий путь к Просветлению. Он вместе с ними дышал воздухом древности и ощущал на себе духовную опеку высоких лам. Отсюда, вероятно, происходит максимально возможное приближение автора книги к своему герою.

Не случайно вступительную главу своей книги он назвал метафорически точно — «Дыхание Будды». Для образованных и взыскательных читателей книга Александра Сенкевича стала событием, интеллектуальным подарком. Пронзительное видение писателя приблизило к нам тайны древнего пространства и сделало понятной дошедшую до нас вековечную народную мудрость.

Писатель и ученый прошел по тропам первых последователей учения Будды и был поражен: народ до сих пор сохраняет в своей памяти его мудрые поучения. Потрясает актуальность слов Первоучителя. Убедитесь сами. «Неведение (невежество) — одно из трех самых смертельных для ума ядов. В неведении берут начало другие яды — вожделение (оно же привязанность или жажда наслаждений) и злоба. Все это серьезные препятствия на пути к Просветлению». Нужна необыкновенная чуткость ума, желание очиститься от этих трех ядов, чтобы перестроить собственное сознание и перенаправить ход эволюции живых существ от уничтожения сильными слабых к гармоничному и мирному сосуществованию тех и других.

Читателю книги передается восхищение Александра Сенкевича отважными исследователями материальных свидетельств существования первых буддийских общин. Так, мы узнаем о деятельности в Индии шотландца Александра Каннингема, чиновника британской колониальной администрации, ставшего вскоре выдающимся археологом, раскопавшим древний буддийский мир, как Иоганн Людвиг Шлиман Трою. Реальным сенсационным находкам этого уникального человека сопутствовали романтические и опасные для жизни приключения. И всегда поддерживали непоколебимая вера в интеллектуальную мощь и духовные озарения мудрецов Древней Индии. Ему приходилось работать и под раскаленным солнцем в пустыне, и высоко в горах, остерегаясь снежных лавин и селевых потоков. Археологу и иноверцу попасть в индусские святилища было в то время практически невозможно. А Александру Каннингему удавалось путем различных ухищрений сделать в них многочисленные зарисовки барельефов и скульптур.

Александр Сенкевич пережил подобные перипетии странствий Каннингема по индийской земле, особенно в летние месяцы и в период муссонных дождей. Он сам не раз оказывался в подобных ситуациях, сопровождая в тех же местах съемочные группы российского телевидения. Его личный опыт помог ему убедительно и достоверно точно описать атмосферу полевых археологических исследований мужественного британца. Открытия Каннингема привели в шок британцев и удивили даже королеву Викторию.

Александр Сенкевич приводит нас в Большой зал Букингемского дворца на торжественный ритуал посвящения в рыцари триумфатора Каннингема. Благодаря своим раскопкам этот человек, любитель-археолог, собрал драгоценную коллекцию буддийских скульптур и множество артефактов, подтверждающих существование древнейшей Индской цивилизации.

Земля Северной Индии сохранила реалии быта и памятники старины, и Александр Каннингем убедил правительство Англии в необходимости своих раскопок. Они, по его убеждению, способствовали бы возвращению буддизма на его родину — в Индию.

Источники познания Александра Сенкевича огромны. А мы теперь с легкостью пользуемся его вдохновенным путешествием во времена старины глубокой. Естественный и свободный тон рассказчика о мире, недоступном и неведомом, гипнотизирует читателя. С первых глав мы уже в плену сюжета, входящего в доисторическую даль, о какой мы раньше не имели никакого представления. Монахи-буддисты прятали драгоценные свидетельства в труднодоступных местах от тибетского царя Лангдармы. Он правил уже в новой эре — 838–841 годах — и не позволял распространять учение Будды среди своих поданных.

Ритмическая, почти музыкальная интонация нашего повествователя — еще одно достоинство книги «Будда». Она живет и дышит малоизвестными историческими подробностями. Интересны факты становления буддийской иконографии и культуры. Драгоценны тонкости возникновения мудрого мироощущения главного героя. Сенкевич не просто сочинял свой текст, он внутренне ощутил испытания Сиддхартхи Гаутамы. Это участь всех талантливых писателей.

В книге мы чувствуем живые реакции и образные высказывания мудреца. У нас появляется ощущение общения с Первоучителем. По-народному выразительны и лаконичны пересказы легенд о перерождениях Будды. Автор не комментирует их: ведь нас разделяет пугающая отдаленность времен! Как неожиданна параллель между мышлением Будды, сохранившимся в пересказах его учеников, и миросозерцанием Мартина Лютера Кинга. Их разделяли тысячелетия. Душа каждого набиралась мудрости, зрела и формировалась самостоятельно, в разных исторических условиях. Словно сама великая природа вела людей к наилучшему выбору. Мартин Лютер убеждал: «Роль духовенства между Богом и верующими сильно преувеличена». Очень современна и поучительна мужественная позиция Мартина Лютера: «Духовенству не стоит присваивать прерогативы Бога. Его роль — воспитание людей в духе христианской морали». С увлечением читаешь о переводе Мартином Лютером Библии. Достоинство перевода обозначил Сенкевич четко: «Он переводил не слова, а смыслы».

Вся книга «Будды» живет мыслью о духовном сближении мыслящих и тонко чувствующих людей. Они по духу родственны. «У них нет причин и повода для ненависти и борьбы». Обобщения Сенкевича надо запоминать: «В мире идей Сиддхартхи Гаутамы Будды мысль о мести попросту отсутствует. По чувству человеколюбия он сравним с Христом».

Пронзительность повествования, лиризм и непосредственность высказываний столь естественны, что напомнили мне бессмертное обобщение Мандельштама в статье «Слово и культура», написанной в 1929 году: «В священном исступлении поэты говорят на языке всех времен, всех культур».

Идя по высокогорным тропам, где некогда ступал Гаутама, стремясь к духовному обновлению, Александр Сенкевич осознал долготерпение Первоучителя, ощутил его внутреннее состояние преобразователя собственного сознания. Оценил невозмутимость, упорство и долготерпение Будды.

Современные буддисты избегают представлять Сиддхартху Гаутаму Будду как человека — из плоти и крови. Александр Сенкевич психологически утонченно и реально воспринимает поступки гениальной личности, стремящейся к познанию самого себя в сложных ситуациях бытия, чтобы преодолеть слабости, не отказывая самому себе в возвышенных чувствах и в любви к другим существам. Будда потому и велик! Он внутренне, духовно не переставал размышлять о причинах господствующего зла, не позволял себе навредить людям или обидеть тех, с кем общался.

В наши времена к личности и жизни Сиддхартхи Гаутамы Будды обращаются мыслители многих стран. Александру Сенкевичу, поэту и тонко чувствующему психологу, дорог сам Первоучитель, его мысли и поступки. Например, индийский мудрец не принимал жестокого физического воздействия на другого человека. Нашему современнику удалось почувствовать в нем и человеческую решительность: «Он не подставлял своему обидчику левую щеку».

Столетия из уст в уста передают аскеты признание Сиддхартхи Гаутамы, в какой строгости и ограничении своих потребностей он соблюдал сухую голодовку: фактически держал себя на подножном корме, ходил обнаженным или в лохмотьях. Любимому своему ученику рассказывал, что бывал похож на дикого зверя.

Аналитический дар Александра Сенкевича позволил ему душевно общаться с героем очень отдаленных столетий, приблизить к нам его проблемы и наблюдать сложный поиск самого себя. Автору жизнеописания Будды удалось психологически глубоко проникнуть в его сложный мир, преодолевая искусственный заслон противоречивых и предвзятых мнений.

Покоряющая особенность книги «Будда» — не только духовное, но даже человеческое присутствие в действии самого автора. Он один из действующих лиц книги. Он мыслит и высказывается. Когда Сиддхартха Гаутама, наследник отцовского престола, вдруг покидает родительский дом и уходит бродить по Индии в одежде нищего, исследователь душ Сенкевич, предчувствуя, сколько неожиданностей готовит его герою иная жизнь, искренне сопереживает: «Только бы не согнуться ему под ее тяжестью! Уход из отчего дома совмещался в его подсознании с чувством вины перед семьей: он не оправдал надежд отца». Эти видения нашего современника чувственно и требовательно обрастают подробностями, внезапно возникшими в его сознании.

Жизнеописание покоряет читателя жаждой постижения тайн древнего мира. Любознательный читатель вместе с героем пройдет его путь самоуглубления, желая приобрести контроль над своим телом и чувствами.

Нам интересно следить и за авторским преображением: его откровения становятся лаконичнее. Их хочется запомнить. Знаете, какие качества формировал в себе Сиддхартха Гаутама? Обзавестись невозмутимостью, упорством и долготерпением. Просветленный, посвящая учеников в собственное самовоспитание, говорил образным поэтическим языком: «Законоучение — вот что я сею; самообладание — это дождь для моих посевов. Моя упряжь — сострадание, а напряжение и усилие — суть рабочая скотина, на которой я направляюсь в Нирвану».

Эту образную, отшлифованную речь легко запомнить. Мысли и суждения Будды его ученики передавали из уст в уста. Века их бережно сохранили во всей граненой целости и художественном совершенстве. Сиддхартху Гаутаму называли Пробужденным, считали Истинносущим, Благословенным, Победителем, достойным Нирваны.

Датировки жизни Будды, по мнению Александра Сенкевича, 423–343 годы до н.э. «Его современниками были Диоген, Сократ, Антисфен, Аристипп, Платон, Евклид — известные мыслители Греции».

Конечно, природа наградила Сиддхартху Гаутаму невероятным даром свидеть земные и неземные события, слышать звуки всех миров». В людях Просветленному были дороги «нравственная чистота, способность к отречению, интуитивная мудрость, самоотверженность, терпение, правдивость, решимость, любовь ко всем существам и невозмутимость».

И через века те же человеческие достоинства помогали не только божественной личности, но и просто достойному человеку выстоять в труднейших условиях.

Но во все времена сильная личность умеет подчинить свое бытие высоким нравственным требованиям к самому себе. И книга Сенкевича содействует духовному прозрению человека. Убеждена, «Будда» по своим нравственным и художественным достоинствам — поистине драгоценная книга. Свидание с вечностью состоялось.

Источник

Прокрутить до верха